zeftera.ru.

Умер Джорджио Киналья (1947-2012)

94a4793a

футбол В понедельник не стало победителя и самого лучшего бомбардира Серии А 1974 года

У биографов есть такое выражение, в последние годы ставшее очевидным. Представляя жизнь какой-нибудь ослепительной, знакомой и несовместимой личности, принято отмечать – дескать, не было тех, кто причислялся бы к данному человеку безразлично; его или обожали, или недолюбливали. Временами эти слова адекватны, намного чаще – стандартное преувеличение; однако когда такое рассказывают о Джорджо Киналье, скончавшемся в прошлое воскресенье в возрасте 65-ти лет, фраза «или обожали, или недолюбливали» представляется только четкой. С одной только поправкой – предпочитать и недолюбливать «высокого Джона» могли одни люди. Такое доводилось с Джорджо регулярно в течение его футбольной карьеры, и не сообщить, чтобы он был против. Совершенно напротив! Такое ощущение, что ему лично это импонировало: жить на полную катушку, на широкую ногу, рассуждать что полагаешь, плевать на осмотрительность, на запреты, на постороннее соображение. Себя вести так, чтобы болельщики вначале были готовы тебя носить на руках, а через неделю – планировали порвать на части.

И всё-таки нелюбовь была краткосрочной и временной, а любовь и удовлетворение были постоянными. На выходных известиями о гибели Кинальи запестрели итальянские, североамериканские веб-сайты, а затем и весь динамический Интернет – однако никогда в жизни не заявил о Джорджо ужасного слова. Не только лишь в формальных некрологах, но также и на фанатских форумах, и в неизвестных объяснениях. Люди не помнили о надутом, а временами искренно эгоистичном действии Кинальи на футбольном поле. Не помнили о многих дебошах, о любви к роскоши и зависимости пускать пыль в глаза, о рефлекторном срыве на ЧМ-74, о очень безуспешной попытке поначальствовать возлюбленным клубом. Помнили лишь духовную игру, тысячи голов, скудетто такого же 1974 года, завоёванное великой командой «Лацио», знаменательный мячик, наполненный Джорджо в ворота «Фоджи» и доставивший «Соколам» чемпионский титул; помнили важный характер и металлическую волю, способную повести за собой партнёканал и принуждающую поверить в победу.  

Помнили на различных языках. Популярность Джорджо грохотала не только лишь в родимый Италии, но также и за океаном. «Бизон» — один из немногих азиатских футболистов, кто в 70-х способен был уйти на другой материк не доигрывать, а играть. И в настоящее время о его гибели североамериканские болельщики тоскуют настолько же от всей души, как и болельщик «Лацио».

Apprentice

«В родимый Италии» — было написано немного выше. Действительно Киналья, хотя и появился на свет на Апеннинском острове, учился практическим основам футбола в совершенно другой стране. Джорджо вышел на свет в 1947 году в Карраре, незначительном тосканском городе, в округах которого достают известный каррарский фарфор; детство грядущего футболиста прошло в бедности, как и у большинства звёзд кальчо прошлых десятков лет. Экономика Италии была уничтожена борьбой, отец Джорджо, рабочий-металлург Марио Киналья, не мог найти работу, и должен был уезжать с 7ёй в Провинция, когда Джорджо было 8 лет. На кардиффском автозаводе Марио работал, как окаянный, и очень скоро накопил довольно денежных средств, чтобы раскрыть незначительный бар. Сын помогал папе, полоскал посуду и бранил яства гостям, а в субботу и воскресение играл в футбол.

В одном из матчей школьной лиги профессионального юнца и завидел Тревор Моррис, тренер «Суонси», тогда игравшего в 3-ем британском дивизионе. По преданию, Моррис попал посмотреть на совершенно иного игрока, а Джорджо попался ему на глаза невольно. В 15-летнем возрасте Киналья попал в «Суонси» на правах так именуемого apprentice. Другими словами, кроме футбола, мог ещё делать разные задания «по производству», от очистки бутс (не только лишь собственных) до окраски стенок в подтрибунных комнатах. За всё это молодому человеку уплачивали солидные по тем временам 7 фунтов в месяц. Вероятно, Джорджо и был счастлив, что больше не нужно стоять в отцовском баре («Я недолюбливал чистить посуду и обслуживать заказчиков»), но также и к спорту отношение у него было весьма ветреное. Киналья, очевидно, акцентировался на фоне сверстников и время от времени создавал чудеса в молодежных командах «Суонси», однако при этом был неблаговоспитан, регулярно впускал тренировки и, выскажемся так, не соблюдал порядок. Алкоголь и женщины, женщины и алкоголь… 3 года Моррис и его наследник Глин Дэвис переносили бесшабашный стиль жизни Джорджо, а в году 1965/66 итальянец даже провёл несколько матчей в первенстве в составе первой команды. Однако длительное время так длиться не могло. В середине такого же года «Лебеди» без раскаяний расстались с Джорджо – тот направлялся на Отчизну для прохождения неотложной службы. Вице-президент «Суонси» на прощание в сердцах забросил: «Киналья никогда в жизни не будет квалифицированным футболистом».

Он им стал, впрочем и не сразу. По старым бредовым требованиям, спортсмен, выступавший в иностранной квалифицированной лиге, не мог играть в Серии А в течение трёх лет после возвращения. Киналья провёл эти годы в клубах 3-го дивизиона: «Массезе» и «Интернаполи», а та войсковая работа на самом деле оказалась несложной изменением ситуации. «Спасибо армии. Если бы не обращение, я бы до сегодняшнего дня мешал уэльскую слякоть и ухлестывал туземный эль. Так я попал в особенную часть для футболистов, вся моя работа содержалась в тренировках утром до ночи, и на выходных меня выпускали сыграть».  Час Кинальи проломил в 1969-м – после 2-ух прекрасных сезонов в Неаполе (24 нага в 66 матчах Серии С) молодой форвард привлёк внимание «Лацио» и был приобретен греческим клубом за 2 млн лир.

Победитель

В Париже Киналья обрел от болельщиков и партнёканал 2 знаменитых до настоящего времени прозвания: «высокий Джон» (за большой рост и проведённую в Великобритании молодость) и «Бизон» — за своеобразную манеру игры. Получив мячик, Джорджо видел лишь ворота и шёл на ворота, не опасаясь никого. Прекрасно закрывая мячик корпусом (довольно часто Киналья при этом странно горбатился в процессе бега), «Бизон» проталкивался напролом, в первую очередь по центру, и бил при первой комфортной возможности. Со стороны его перемещения могли показаться мешковатыми, даже нескладными. На самом деле здесь был просто истинный расчёт, связанность и отказ от внутренней изящности в пользу производительности. В дебютном году – 13 голов в ворота конкурентов. В следующем – 14. В 3-ем – 26.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>